КПРФ

Белый террор: вершина кровавого «айсберга»…

Картинки по запросу белый террор

О белом терроре рыночные СМИ говорят мало - почти ничего. Властная верхушка по этому поводу вообще помалкивает. 

Их излюбленная тема – красный террор. При этом буржуазные фокусники от истории часто забывают назвать дату официального объявления красного террора 2 октября 1918 года. И - ни слова о том, почему он был объявлен. 

30 августа 1918 года в Москве, на заводе Михельсона прошёл митинг, где выступил Владимир Ильич Ленин. После митинга, возле автомобиля, в него в упор три раза выстрелила эсерка Фанни Каплан. Две пули попали в Ильича, одна в женщину – рабочую, с которой он разговаривал. 
В.И. Ленин получил тяжёлое ранение в шею, едва выжил. 

В тот же день, несколькими часами раньше, был убит председатель Петроградской ЧК М. Урицкий. 

Естественно, покушение на жизнь вождя всколыхнуло всю трудовую Россию. Люди требовали самой жёсткой реакции на эти злодеяния. А ведь до этого революционный пролетариат проявлял ко многим лидерам контрреволюционеров поразительное великодушие. Например, взятого в плен генерала Петра Краснова комиссары отпустили под честное слово не поднимать оружия против Советской власти. Но генерал плюнул на данное им «благородное» слово, сбежал на Дон и стал там ещё и атаманом. Он активно воевал с Красной Армией, потом бежал за кордон. А во время нашествия фашистов служил в гитлеровском вермахте. И таких примеров – множество. 

Так вот, 30 августа 1918 года терпение у народа закончилось. Действительно, сколько можно верить их «честным благородным словам», если уже с первых дней Советской власти её «благородные» противники не стеснялись в средствах борьбы с победившей Революцией. В своей жажде снова загнать «чернь» под свой «благородный сапог» им было уже не до чести и благородства… 

Все антисоветские, антибольшевистские, антиленинские силы свой белый террор развязали уже на следующий день после того, как народ отобрал у них власть. 
Один из первых примеров массового белого террора – 28 октября 1917 год. В Московском Кремле юнкера взяли в плен солдат 56-го запасного пехотного полка и охрану кремлёвского арсенала. 

Их выстроили у памятника Александру II и во дворе арсенала – якобы для проверки. 
Юнкера открыли по солдатам кинжальный пулеметный огонь. Начальник кремлёвского арсенала генерал М.Н. Кайгородов вспоминал: «…образовалась гора мёртвых тел, раненных, потоптанных и здоровых, оставшиеся раненные стонали; лежали обезображенные трупы». 

Очевидцем трагедии был также сын известного русского писателя из донских казаков Александра Серафимовича (Попова). Он оказался в плену у юнкеров и был свидетелем расстрела. Произошедшее с сыном А.С. Серафимович описал так: «Во время Октябрьской революции кто-то вызвал меня к телефону. Подхожу. Голос: 
- Кремль только что взят юнкерами. Ваш сын вместе с другими пленниками поставлен под расстрел. 
Я судорожно вцепляюсь в трубку – он перестал говорить… Звоню куда попало. Потом бросаю – и в Кремль. На улице – мой мальчик. Нет, это не он: чужое лицо, чужие глаза. 

Дома рассказывает спокойно – равнодушно, чужим, неузнаваемым голосом… 
Их поставили в шеренгу. Подготовили пулемёты. Юнкера вытаскивали револьверы, подносили к лицу его и его товарища-рабочего, злорадно смеялись: 
- Ну что, приятно издыхать? 
Подошёл, донской офицер: 
- Ты откуда? 
- Я с Дону, донской казак. 
Офицер размахнулся и сшиб кулаком сына, потом его товарища. 
Мимо проходит молоденький офицер, на год раньше окончивший гимназию Адольфа, это сын директора гимназии, Стрельцов, недавно произведённый в офицеры. Он вместе с юнкерами расстреливает безоружных солдат. 
Сын обратился к нему: 
- Подтвердите, что я гимназист из гимназии Адольфа. 
Стрельцов поворачивается к юнкерам и говорит: 
- Этого первого надо расстрелять: он – большевик, и отец его – большевик. 
Затрещали пулемёты. Корчась в стонах и крови, попадали солдаты. Не задетые солдаты рассыпались на площади, прячась куда попало. 
Сын с товарищем забились за немецкую пушку, стараясь почему-то головы спрятать между спицами колёс». 
В тот день в Кремле юнкерами и офицерами, по разным подсчётам, было расстреляно от 300 до 500 солдат. 

2 декабря 1917 войска донского атамана генерала Каледина при ключевой поддержке белых добровольцев заняли Ростов-на-Дону. В городе начинаются расстрелы большевиков и рабочих. Известная писательница Мариетта Шагинян, жившая тогда в городе, свидетельствует о том, что арестованных рабочих и красногвардейцев пытали в Бала- бановской роще: «Казаки гнали перед собой рабочих. Когда останавливались, били прикладами в спину. Их загоняли в Балабановскую рощу. Там издевались: закручивали, как канаты им руки друг с дружкой, выворачивали суставы, перешибали коленные чашечки, резали уши трупов нагромождено с целую гору. Снег вокруг стаял, собаки ходили к Балабановской роще и выли». 

26 декабря 1917 года в Киеве арестован председатель Киевского Совета рабочих и солдатских депутатов Леонид Пятаков. 1 января 1918 года тело Леонида Пятакова со следами пыток было обнаружено близ Поста-Волынского под Киевом. 

Его брат, Георгий Пятаков так вспоминал о смерти брата: «На месте сердца была глубокая воронка, просверленная, очевидно, шашкой, а руки были совершенно изрезаны. Как объяснили врачи, ему, живому, высверлили сердце, и он конвульсивно хватался за клинок сверлящей шашки.» 

31 декабря 1917 года отряд калединского есаула В.М. Чернецова взял под контроль Ясиновский рудник на Донбассе. Во время стрельбы женщины с детьми прятались в шурфе шахты №7. Когда после боя женщины стали выходить из шахты, их уже поджидали казаки. В упор были расстреляны три женщины и пять маленьких детей, которых ещё живыми сбросили в ствол шахты. Оставшихся в живых рабочих согнали на площадь перед церковью. 
На рассвете в Липовой балке было расстреляно 73 шахтёра и 45 военнопленных. 

1 января 1918 года организуется первое покушение на председателя Совнаркома В.И. Ленина. Его машина была обстреляна на пути следования с митинга в Михайловском Манеже в Смольный – при переезде через реку Фонтанку. Пули изрешетили кузов автомобиля в нескольких местах. Несколько пробоин – в лобовом стекле. Ранение в руку получил швейцарский социалист Ф. Платтен, пригнувший рукой голову Ильича вниз… 
Перечисленные факты – только вершина огромного «айсберга» белого террора. 

И красный террор, объявленный, напоминаю, 2 сентября 1918 года, был вынужденным ответом на кровавый разгул «благородного белого движения». 
Командовавший американскими оккупационными силами на Дальнем Востоке и в Сибири во время Гражданской войны в России генерал У.С. Гревс сказал так: «В Восточной Сибири совершались ужасные убийства, но совершались они не большевиками, и я не ошибусь, если скажу, что в Восточной Сибири на каждого убитого большевиками человека приходилось 100 человек, убитых антибольшевистскими элемен- тами». (Гревс У. Американская авантюра в Сибири 1918-1920. М.1932.С.80) 

Профессор П.А. Голуб в своей работе «Белый террор в России (1918-1922 г.г.)», изданной в Москве в 2006 году, обобщил многочисленные архивные источники и сделал вывод: «Попытка учинить российский «термидор» (то есть Гражданская война и иностранная интервенция) стоила нашему народу, по неполным данным, около 8 млн. убитых, замученных в концлагерях, умерших от ран, голода и эпидемии». 

Итак, проанализируйте факты, сопоставьте хронологию, ещё раз вдумайтесь в суть описанного – и сделайте логичный вывод. Единственный и верный. 

Григорий Бобырев. 

Понравилась статья? Поделитесь с друзьями!


Добавить комментарий

Защитный код
Обновить


 

Видеоматериалы

Партийный актив


Николай Разворотнев
первый секретарь
Липецкого ОК КПРФ

Сергей Токарев
второй секретарь
Липецкого ОК КПРФ

Анатолий Сиротин
первый секретарь
Липецкого ГК КПРФ

Алексей Воробьёв
председатель КРК
Липецкого ОК КПРФ

Сергей Гриднев
первый секретарь
Липецкого ОК ЛКСМ РФ