КПРФ

Новосибирск: «Единая Россия» теряет голову и глав

2010-06-06 01:57
Григорий Паршиков

Недавние большие избирательные кампании в Новосибирской области показали, что «Единая Россия» переживает кризис на уровне муниципальных образований и целых районов. Даже село, зажатое административными рычагами давления, уходит в протестное голосование. Об этой тенденции мы поговорили с Виктором Кузнецовым, членом бюро областного комитета, руководителем юридического отдела обкома.

— Виктор Егорович, неужели село способно сегодня демонстрировать недоверие к власти?
— На сегодняшний день местное самоуправление — это единственный уровень власти в России, который все еще действительно напрямую зависит от выбора самого населения. Учитывая рекордно низкий жизненный уровень в сельской местности и в этих маленьких муниципалитетах, нет ничего удивительного, что люди перестали поддерживать правящую, несущую ответственность за происходящее, партию. Это объективные обстоятельства. Ситуация проецируется и на уровень глав районов.
Если говорить о прошедших выборах, «Единая Россия», фактически, начала проигрывать глав. Проиграли в Убинском районе, проиграли в Доволенском. В Тогучинском победу ЕР можно назвать таковой только чисто технически — она достигалась очень сложно, исключительно за счет задействованного на всю катушку административного ресурса. Приблизительно такая же ситуация — в Чистоозерном районе, где кандидата от «Единой России» спасли беспрецедентные меры — на выборах даже был использован бюллетень неустановленного образца.

 

— Чем же эти главы так не угодили населению именно сейчас? Ведь положение в селе удручающее уже давно.
— У «Единой России» сегодня нет достойного кадрового резерва глав. Для населения важно, чтобы глава был, что называется «отцом родным». А таковых практически не осталось. Кадровый резерв, формировавшийся в советское время, на данный момент выработан. К пенсионному возрасту подошел «последний призыв» глав советского периода. В то же время, за прошедшее время в сельской местности образовался полноценный частный капитал. Сформировался интерес людей, готовых использовать власть в личных интересах — интересах капитала: овладение землей, имуществом, ресурсами. Появилось поколение предпринимателей, которые поняли, что самые надежные тылы собственному бизнесу они могут обеспечить, получив власть.
Это дало почву для рассвета коррупции и в селе. Коррупционная система стала правилом. На глазах у населения власть становится бизнесом. Получается, что действующие главы от «ЕР» решают какие-то вопросы по распределению земли, других ресурсов. Есть в селе проблемы, которые интересуют бизнес. А население от этого распределения никаких положительных результатов не видит: продали то, приватизировали это…

— Вопрос слегка наивный, но что мешает контролировать ситуацию, предотвращать коррупцию?
— Мешает отсутствие эффективных механизмов работы местного самоуправления. Законодательство по местному самоуправлению, фактически отсутствовало с 1993 года. После разрушения советской системы власти и управления страной, которое было совершено в октябре 1993 года, до 1995 закона не было в принципе. Формирование органов и введение в действие реально действующей редакции — это 2009 год. Фактически, 15 лет местное самоуправление развивалось по странным законам. Коррупциогенная ситуация усугубляется и положением с распределением доходов, достающихся муниципальным образованиям. Самая большая часть доходов концентрируется в федеральных структурах, меньшая часть — в региональных, а до местного самоуправления не доходит практически ничего. Как пример можно взять подоходный налог, который раньше был налогом местного самоуправления. Сегодня в местном самоуправлении остается 10% от этого налога.

— И как будет развиваться ситуация?
— Люди сегодня пытаются искать альтернативы «Единой России». Да, они будут ошибаться, они будут избирать, возможно, «не тех», будут иллюзии. Через это нужно будет пройти. Но потом придется восстанавливать систему жизнеобеспечения в селе, которой сегодня, по большому счету, там уже нет. Не говоря уже о сокращенном количестве школ, учреждений здравоохранения, культуры, транспортных предприятий, торговых сетей и фактической полной потери целого ряда сел и деревень, на глазах исчезающих с карты региона и страны.
С другой стороны, есть интересная тенденция, когда народ находит конкретных людей, не связанных с действующей системой, которым не только доверяет власть, но и помогает ее осуществлять. Показателен пример села Сарапулка в Мошковском районе, где от КПРФ был избран глава муниципалитета. Сегодня жители поддерживают его в конкретных шагах, в наведении порядка в хозяйстве, решении местных проблем. Так происходит, когда избиратели видят, что человек пришел не отбирать, а прибавлять. Это отличный пример для наших партийных организаций.

— Виктор Егорович, а нужно ли сегодня идти в исполнительную власть?
— У нас уже накоплен в этом смысле определенный опыт. Напомню, что, к примеру, в Омской области в 90-ые годы КПРФ выигрывала выборы глав в трети сельских районов. Потом, разумеется, этих руководителей ставили на колени, заставляли выходить из партии, или, в случае отказа, мешали осуществлять свои полномочия. Тогда были сделаны выводы, что коммунистам нужно идти в представительную власть. Это правильно. И это верный первый шаг — депутаты, представители народа. А вот оттуда-то уже можно делать второй шаг, оттуда — прямой выход на самоуправление.

 

Понравилась статья? Поделитесь с друзьями!


You have no rights to post comments

 

Видеоматериалы

Партийный актив


Николай Разворотнев
первый секретарь
Липецкого ОК КПРФ

Сергей Токарев
второй секретарь
Липецкого ОК КПРФ

Анатолий Сиротин
первый секретарь
Липецкого ГК КПРФ

Алексей Воробьёв
председатель КРК
Липецкого ОК КПРФ

Сергей Гриднев
первый секретарь
Липецкого ОК ЛКСМ РФ