КПРФ

СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ

Всенародная конституция

Конституция (основной закон) Союза Советских Социалистических республик была утверждена Чрезвычайным VIII съездом Советов Союза ССР 5 декабря 1936 года (с последующими изменениями и дополнениями).

 

 

 

«Это будет исторический документ, трактующий просто и сжато, почти в протокольном стиле, о фактах победы социализма в СССР, о фактах освобождения трудящихся СССР от капиталистического рабства, о фактах победы в СССР развернутой, до конца последовательной демократии. Это будет документ, свидетельствующий о том, о чем мечтали и продолжают мечтать миллионы честных людей в капиталистических странах, - уже осуществлено в СССР», - из Доклада В.И. Сталина на Чрезвычайном VIII Всесоюзном съезде Советов 25 ноября 1936 года.

Осенью 1935 года ЦИК СССР создал Конституционную комиссию под председательством И.В. Сталина и 12 подкомиссий. 12 июня 1936 года проект Конституции был опубликован и обсуждался в течение полугода на всех уровнях - от собраний трудящихся на предприятиях до республиканских съездов Советов. В обсуждении участвовало более половины взрослого населения, комиссия получила 154 тыс. предложений, поправок, дополнений.

25 ноября 1936 года Чрезвычайный VIII съезд Советов СССР начал рассмотрение проекта. Редакционная комиссия приняла 47 поправок и дополнений к более чем 30 статьям. Важные дополнения касались Совета Национальностей (прямые выборы, равное число депутатов с Советом Союза). 5 декабря 1936 года постатейным голосованием, а затем в целом проект Конституции СССР был единогласно утвержден съездом.

В отличие от ельцинской Конституции, как отмечают историки, политики, правоведы, принятие Конституции-36 было продиктовано временем. В стране необходимо было закрепить диктатуру пролетариата, социалистическую систему и ввести всеобщее избирательное право. Проект Конституции проходил почти двухгодичную «обкатку». С августа до декабря 1936 года текст проекта обсуждался в трудовых коллективах, общественных организациях, да и просто в семьях. Детально изучалась каждая статья Конституции, а ее принятие было действительно всенародным. Это признано историей, сторонниками и противниками социалистической системы.

Впервые, как писали тогда средства массовой информации, и не только в Советском Союзе, проект Конституции широко и свободно обсуждался народом. Сталин считал, что в обсуждении должен был участвовать каждый взрослый гражданин. В этом заключалась сущность социализма. Повсеместно проходили митинги, собрания, работали многочисленные кружки, где разъяснялись и дискутировались положения будущего Основного Закона. В 48189 пленумах Советов, 79294 заседаниях секций и депутатских групп, 411100 собраниях трудящихся, посвященных обсуждению проекта Конституции, приняло участие свыше 55% населения страны. Коллективные и личные отзывы люди направляли в конституционную комиссию. Было внесено 2 млн. поправок, дополнений и предложений, которые систематизировались, учитывались сначала в местных советах, а затем — в высших органах власти республик и Союза. Будущую Конституцию поддерживали искренне, что подтверждают документы того времени и воспоминания.

Высказывались, конечно, и критические суждения, особенно в адрес отдельных депутатов Советов. Нерадивым избранникам пришлось сложить полномочия. Только по РСФСР было отозвано 14953 депутата различных уровней. В других республиках отзывов было еще больше. Это укрепляло в людях сознание значимости, весомости их мнения на уровне управления государством, поднимало их политическую, общественную, производственную, творческую активность.

Обсуждение проекта Конституции продолжилось на Чрезвычайном VIII Всесоюзном съезде Советов, открывшемся 25 ноября 1936 года. На нем Сталин проанализировал поступившие предложения. После шестидневных дебатов и принятия проекта за основу съезд избрал редакционную комиссию из 220 человек. В ее составе были не только члены высшего руководства страны — И.Сталин, М.Калинин, В.Молотов, К.Ворошилов, А.Жданов, Г.Маленков, Н.Шверник, А.Микоян, — но и передовые рабочие, представители интеллигенции. Комиссия внесла 47 поправок и дополнений, касавшихся увеличения численности Совета Национальностей, Президиума Верховного Совета СССР, уточнения формулировок статей. И уже 5 декабря 1936 года на вечернем заседании съезда был утвержден окончательный текст Основного Закона СССР.

Подлинно демократический процесс обсуждения и принятия Конституции-36 высоко оценен многими учеными и политиками, в том числе и зарубежными, и охарактеризован как прорыв в конституционном праве. По-иному, как известно, было с ельцинской Конституцией. Ее текст опубликовали всего за месяц до референдума 12 декабря и его содержание не знали 99% граждан. Таковым оно остается и поныне для подавляющего большинства россиян. Видимо, властям так спокойнее. Только к демократии это не имеет никакого отношения. А действия Ельцина, который вместе со своей псевдодемократической дворней насаждал России с помощью обмана и танковой пальбы только ему угодный Основной Закон, названы преступными думской Комиссией по расследованию деяний «всенародно избранного».

Рассмотрим некоторые поправки и дополнения к проекту Конституции, внесенные гражданами при всенародном обсуждении проекта. Были попытки внести поправки к 17-ой статье проекта Конституции. Поправка состоит в том, что предлагают исключить вовсе из проекта Конституции 17-ую статью, говорящую о сохранении за Союзными республиками права свободного выхода из СССР. «Я думаю, что это предложение неправильно и потому не должно быть принято Съездом. СССР есть добровольный союз равноправных Союзных республик. Исключить из Конституции статью о праве свободного выхода из СССР,- значит нарушить добровольный характер этого союза. Можем ли мы пойти на этот шаг? Я думаю, что мы не можем и не должны идти на этот шаг. Говорят, что в СССР нет ни одной республики, которая хотела бы выйти из состава СССР, что ввиду этого статья 17-ая не имеет практического значения. Что у нас нет ни одной республики, которая хотела бы выйти из состава СССР, это, конечно, верно. Но из этого вовсе не следует, что мы не должны зафиксировать в Конституций право Союзных республик на свободный выход из СССР. В СССР нет также такой Союзной республики, которая хотела бы подавить другую Союзную республику. Но из этого вовсе не следует, что из Конституции СССР должна быть исключена статья, трактующая о равенстве прав Союзных республик», - отметил И. Сталин. 

Имело место предложение дополнить вторую главу проекта Конституции новой статьей, содержание которой сводится к тому, что автономные советские социалистические республики при достижении соответствующего уровня хозяйственного и культурного развития могут быть преобразованы в союзные советские социалистические республики.

Сталин отмечал: «Я думаю, что не следует его принимать. Оно неправильно не только со стороны его содержания, но и со стороны его мотивов. Нельзя мотивировать перевод автономных республик в разряд союзных республик хозяйственной и культурной их зрелостью, также как нельзя мотивировать оставление той или иной республики в списке автономных республик ее хозяйственной или культурной отсталостью. Это был бы не марксистский, не ленинский подход. Татарская Республика, например, остается автономной, а Казахская Республика становится союзной, но это еще не значит, что Казахская Республика с точки зрения культурного и хозяйственного развития стоит выше, чем Татарская Республика. Дело обстоит как раз наоборот. То же самое надо сказать, например, об Автономной Республике Немцев Поволжья и о Киргизской Союзной Республике, из коих первая в культурном и хозяйственном отношении стоит выше, чем вторая, хотя и остается автономной республикой».

Интересны признаки, которые выделяет Сталин, наличие которых дает основание для перевода автономных республик в разряд союзных республик. Он выделил три.

Во-первых, необходимо, чтобы республика была окраинной, не окруженной со всех сторон территорией СССР.

Во-вторых, необходимо, чтобы национальность, давшая советской республике свое имя, представляла в республике более или менее компактное большинство. Взять, например. Крымскую Автономную Республику. Она является окраинной республикой, но крымские татары не имеют большинства в этой республике, наоборот, - они представляют там меньшинство. Стало быть, было бы неправильно и нелогично перевести Крымскую Республику в разряд союзных республик.

В-третьих, необходимо, чтобы республика была не очень маленькой в смысле количества ее населения, чтобы она имела населения, скажем, не меньше, а больше хотя бы миллиона.

Вносились поправки и касаемо законодательных органов. Так в дополнение к статье 40-ой, предлагалось предоставить Президиуму Верховного Совета право издавать временные законодательные акты. И как отмечал Сталин: «Я думаю, что это дополнение неправильно и не должно быть принято Съездом. Надо, наконец, покончить с тем положением, когда законодательствует не один какой-нибудь орган, а целый ряд органов. Такое положение противоречит принципу стабильности законов. А стабильность законов нужна нам теперь больше, чем когда бы то ни было. Законодательная власть в СССР должна осуществляться только одним органом - Верховным Советом СССР».

Понравилась статья? Поделитесь с друзьями!


You have no rights to post comments

 

Видеоматериалы

Партийный актив


Николай Разворотнев
первый секретарь
Липецкого ОК КПРФ

Сергей Токарев
второй секретарь
Липецкого ОК КПРФ

Анатолий Сиротин
первый секретарь
Липецкого ГК КПРФ

Алексей Воробьёв
председатель КРК
Липецкого ОК КПРФ

Сергей Гриднев
первый секретарь
Липецкого ОК ЛКСМ РФ